Главная    Биография    Книга "Я"    Книга "Как стать счастливым"    Книга "Деньги"    Политическая картина мира в XXI-XXII веках    Золото    Афганистан-Украина-Сирия    Вторая Холодная война    Русская национальная идея    Рассказы    Исследования    Статьи    Контакты

Дружественный огонь
   
Дружественный огонь (воен.) – огонь по своим.
   
    Мирный день на мирной планете закончился: экипаж боевого крейсера находился на своем корабле, занимаясь повседневными обязанностями, как вдруг поступил сигнал боевой тревоги – радары засекли звездолет, который не был "своим".
    Мирный день кончился, но и военные будни еще не наступили...
    Красный пульсирующий свет вместе с душераздирающим воем сирены гнали людей по местам – и они бежали по коридорам в топоте шагов и ужасе неизвестности.
    - Вероятный противник идентифицирован как боевой крейсер. На запрос "свой-чужой" не отвечает. Вы находитесь ближе всех к неопознанному кораблю. Приказываю экстренно покинуть планету и выйти на перехват цели.
    Проверка герметичности... Норма. Проверка боевой управляющей системы... Проверка оружия... Двигателей... Состояние брони... Наличие питания... Запчасти... Медикаменты... Внутрикорабельная связь... Внешняя связь... Датчики... Норма. Все в норме.
    - Лишь бы броню не сжечь, командир... – сказали мне.
    - Готовность к вылету!
    - Крайняя проверка двигателей и оружия! Одна минута на проверку!
    - Все в норме, командир!
    - База, разрешите вылет!
    - Говорит база, вылет разрешаю. Скорее, цель быстро приближается!
    Двухтысячетонный корабль медленно поднялся с земли и выскользнул из ангара. Тридцать человек экипаж. Автономность – полгода-год.
    - Мощность двигателей на минимуме. Скорость 50 км/ч. Высота – 100 метров!
    Непечатные слова...
    - В небе полно наших самолетов! Мы не можем взлетать: мы угробим их все!
    - Скорость 200 км/ч. Высота – 200 метров!
    - Мы ползем как черепахи, командир!
    - Так, открытым текстом на аварийной волне: "Произвожу экстренный взлет. Уступить дорогу".  И дайте им всем нашу траекторию!
    - Сообщение ушло, командир!
    Непечатные слова...
    - Они не уступают дорогу!!! Они не могут!!!
    Непечатные слова...
    - Как нам стартовать?!
    - Штурман, найти другую траекторию!
    - Быстрее!!!
    - Везде то же самое, командир!
    Непечатные слова...
    - Скорость 500 км/ч. Высота – 400 метров!
    - Цель приближается к нашей планете, а мы тут болтаемся!
    Непечатные слова...
    - Разгоняемся, только небыстро!
    - Скорость 2000 км/ч. Высота – 3 километра!
    - Мы не можем пройти между всеми самолетами, командир!
    - Говорит командующий! Вы что там – уснули?!
    - Стартую!
    - Не вижу!
    Что делать?!
    Противник приближается к планете, единственная надежда планеты – это мы, командиры боевых звездолетов. Что будет атаковать неприятель – неизвестно: астероиды, внепланетные поселения, города на планете или саму планету. Один залп космолета – это тысячи и миллионы погибших. Наше оружие предназначено для боя в открытом космосе, оно малоэффективно в условиях атмосферы, а отдача от выстрела – это средней силы ядерный взрыв. Надо взлетать, но тогда гражданские самолеты, которые находятся на нашей траектории, попадут в вихри, оставшиеся в атмосфере после нас и упадут. Люди в самолетах спасутся не все: хотя спускаемых капсул и хватает, как всегда, будут жертвы.
    Что же делать?!
    Взлетать? Но погибнут свои, гражданские...
    Стрелять? Самолеты останутся целы, а от отдачи уничтожится город...
    Искать безопасную траекторию? Невыполнение приказа – это трибунал...
    И в любой момент противник может выстрелить и снести половину планеты...
    Куда ни глянь – везде плохо...
    - Скорость 2500 км/ч. Высота – 4 километра!
    - Запрашиваю базу! Взлететь не помешав гражданским самолетам не получается. Прошу дальнейших указаний.
    Может, они или возьмут ответственность на себя, или дадут какие-то другие данные?
    - Это база! Приказываю! Немедленно выйти в космос на перехват. В атмосфере не стрелять, гражданским не мешать. Выполнять!
    Что делать?!
    Пусть будь что будет... Но ожидать больше нельзя: сейчас бездействие хуже действия!
    - Включить противоперегрузку! Увеличить мощность двигателей до 0,2% всей мощности! Вперед!!!
    Автомат стал выдавать параметры полета:
    - Скорость 800 м/сек. Высота – 17 км!.. Скорость почти 3 км/сек. Высота – 40 км!
    - Прошли озоновый слой!
    - Скорость больше 8 км/сек. Высота – 110 км!
    - Мы в космосе, командир!
    - Оружие к бою! Автоматическое определение параметров!
    - Скорость больше 10 км/сек. Высота – 150 км!
    - Отключить двигатели!
    - Выключены! Двигаемся по инерции!
    Сканирование космоса... Расстояние до цели... Скорость и направление цели... Мощность выстрела минимальная... Направление выстрела – рядом с целью... Предупредительный выстрел - огонь!
    - Мимо!
    Но цель стала уменьшать скорость!
    Расстояние до цели... Скорость и направление цели... Мощность выстрела... Направление выстрела... Цель ставит помехи... Подавить помехи... Нечеткая информация... Расстояние до цели... Скорость и направление цели... Мощность выстрела... Сканирование космоса... Направление выстрела – рядом с целью... Огонь!
    - Мимо!
    - Рядом еще двое наших, командир!
    - Отлично!
    - Цель перестала ставить помехи!
    - Цель тормозит.
    - Они открыты!
    - Не стрелять! Держать под прицелом!
    - Установить контакт!
    - База, нарушитель останавливается, помехи не ставит, связи с ним нет. На запрос "свой-чужой" не отвечает! Держу под прицелом! Запрашиваю дальнейшие указания!
    - Держать под прицелом! Пытаться установить связь! Ждать подхода десантников. Все.
    Уже пять наших кораблей в космосе, и все мы нацелены на пришельца.
    Ждем десант.
    Как там самолеты? Теперь можно узнать об их судьбе.
    - Посмотрим запись нашего взлета. Что там с гражданскими? Смотрите внимательнее. Стрелок, не отвлекаться от цели!
    Мы прошли в опасной близости от шести летающих объектов на высоте 10-12 км. Радары зафиксировали, что все они стали вертеться как листья на ветру в наших вихрях. Один выкинуло на 15 км, и он камнем стал падать вниз. Другие самолеты еще кидало из стороны в сторону на высоте.
    - Штурман, дайте траектории всех шести самолетов.
    Первый, тот который взлетел на 15 км, был уже возле поверхности планеты. Он пикировал почти вертикально. Надеюсь, люди успеют воспользоваться спасательными капсулами.
    Двое других выровнялись и плавно снижались. Остальные три самолета снижались резко, под большими углами, но ими еще можно было управлять.
    Десантный корабль был уже в космосе и разгонялся, стараясь быстрее достигнуть нарушителя.
    А что делать нам? Ждать и молиться за тех, кто сейчас падает в самолетах...
    - Штурман, дайте записи взлетов других наших звездолетов.
    К месту инцидента скоро подойдут наши патрули. Где они были, когда нарушитель прошел мимо них незамеченным?!
    - Командир, смотрите, у этих трех самолетов все в порядке: они выровнялись и набрали высоту.
    - Да, вижу, отлично, а как другие?
    - Первый скоро упадет и два других, похоже, тоже...
    Все в рубке были напряжены и отстранены одновременно. Мы ничего не могли поделать в этой ситуации. Мы ждали и смотрели.
    Мы смотрели, как первый самолет врезался в землю – наша оптика легко зафиксировала вспышку от его взрыва.
    Мы видели, как подходила пятерка патрульных крейсеров, как десантный корабль стал синхронизировать свою траекторию, и как второй самолет врезался в воду.
    Взрыва не было.
    Третий самолет упал в лес, взрыва тоже не было.
    Пока патруль брал неприятеля в плотное кольцо, а десантники готовились к высадке, там, на земле, спасатели мчались к местам падения спасательных капсул и самих самолетов.
    - Командир, четыре других звездолета помешали восемнадцати самолетам, семь из которых падают, с десятью все в порядке, а один почему-то крутится на одном месте.
    - Принято.
    Еще семь. Печаль повисла в рубке. Плохо будет всем.
    Мы смотрели, как десантная капсула приблизилась к вражескому кораблю, а затем состыковалась с ним. Скоро все будет ясно – кто они. И скоро будет ясно, что будет с теми падающими самолетами.
    - Тот, который так непонятно крутился, падает, командир... – послышалось мне.
    "Будет всего восемь", - подумал я.
    - Один упал, вот еще один – оба без взрыва. Теперь еще один – этот взорвался. И еще самолет, и снова без взрыва. Всего четыре.
    Осталось четыре самолета, четыре падающих самолета. Что должны чувствовать там люди, видя несущуюся к ним землю? Пассажирам надо быстрее грузиться в капсулы, а экипажу – сохранять спокойствие, пытаясь спасти всех. Там наверняка кричат, молятся и плачут... Капсулы одна за другой отправляются в свободное падение, у них раскрываются парашюты, - или не раскрываются?
    Те, кто переживут это падение, будут считать что заново родились и думать, что главное – это "жизнь после жизни".
    - Еще два упали, командир, и оба взорвались!
    Мы слушали эти слова, но они были всего лишь словами и не понимали мы тех, кто сейчас падал вниз и кто с отчаяньем и надеждой ждал своей судьбы.
    - Это наш корабль! Наш! Это наш корабль!!! Мы обстреляли своих!!!
    В рубке волновались все, едва прочитав первые строки сообщения наших десантиков.
    - У них была авария, и они еле-еле дотянули до нас, а мы по ним давай стрелять изо всех сил!
    - Неужели мы так ошиблись?!
    - У них есть раненые и убитые из-за нас, из-за нас! Командир, мы выстрелили по своим и убили некоторых.
    - Так почему они не сообщили, что свои?!
    - Авария! У них была авария! А мы вместо помощи приложились по ним, как кувалдой по темечку!
    - Но почему они ставили помехи?!
    - Мы бы тоже ставили, если бы нас обстреляли! Они же не хотели, чтобы мы свои дружественным огнем подбили их!
    Дружественный огонь... Огонь по своим...
    Ошибка идентификации привела к ненужным жертвам. И еще самолеты, и люди в них...
    - А что с самолетами? – спросил я.
    - Все упали, командир, все восемь. Плюс три наших.
    - Запросите базу о жертвах среди гражданских.
    Тяжелое молчание заполнило рубку. Все чем-то занимались, важным, неотложным, а на самом деле, пустым ожиданием новостей и трибунала.
    - Это база. Возвращайтесь.
    - Отбой тревоги. Идем домой.
    Колоссальный корабль медленно развернулся в холодной пустоте ближнего космоса и медленно заскользил назад. С каждой секундой обратного пути у нас нарастала печаль о себе. Все молчали, иногда обмениваясь короткими деловыми фразами. Неизвестность будущего наказания давила на плечи.
    ...Мы увидим похороны тех, кого не хотели убивать; услышим боль тех, кто потерял близких; наши карьеры булькнут в болото, мы будем понижены в званиях и должностях, нас переведут на дальние гарнизоны, и всю жизнь мы будет задавать себе вопросы: "Почему мы не сделали иначе? Как можно было избежать всего этого?"
    И не будет на них ответа: огонь по своим был тысячи лет назад – и будет в будущем!
    Да, так думали мы, возвращаясь, но действительность превзошла наши ожидания. Были похороны, наказания, мы приготовились выдерживать многолетние терзания совести, но через несколько лет пришла война - настоящая война, война за господство в нашем секторе Галактики. Не знаю как другие, а я забыл о досадном взлете с несчастливой планеты, когда я дважды выстрелил по своим: побывав в мясорубках межзвездных битв, несколько тысяч раз отдав приказ открыть огонь, увидев гибель звездолетов и планет, я почти забыл свои первые выстрелы по живым людям, которые, к моему удивлению, оказались огнем по своим.

май 2011 год

 
© Copyright К. Щемелинин
Главная    Биография    Книга "Я"    Книга "Как стать счастливым"    Книга "Деньги"    Политическая картина мира в XXI-XXII веках    Золото    Афганистан-Украина-Сирия    Вторая Холодная война    Русская национальная идея    Рассказы    Исследования    Статьи    Контакты